Время открытия наследства

 

В соответствии со ст. 1114 ГК РФ (ст. 528 ГК РСФСР) днем открытия наследства является день смерти гражданина, а при объявлении его умершим - день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим, а в случае, когда в соответствии с п. 3 ст. 45 ГК РФ днем смерти гражданина признан день его предполагаемой гибели, - день смерти, указанный в решении суда.
Факт смерти и время открытия наследства могут подтверждаться свидетельством о смерти наследодателя, выданным органом загса, а в случае гибели во время Великой Отечественной войны - извещением или иным документом о гибели, выданным командованием воинской части, администрацией госпиталя, военным комиссариатом и другими органами Министерства обороны СССР.
Граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга. В таком случае к наследованию призываются наследники каждого из них.
Агапов А. - наниматель двухкомнатной квартиры по ул. Плеханова в г. Москве 16 декабря 1993 года обратился в жилищные органы с заявлением о передаче данной квартиры в его собственность в соответствии с Законом РСФСР от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в РСФСР".
После подачи заявления о приватизации квартиры Агапов А. заключил с Кочетковым договор обмена жилыми помещениями, в соответствии с которым Агапов А. должен был переехать в комнату в коммунальной квартире по Союзному пр., а Кочетков - в двухкомнатную квартиру Агапова А. Обменные ордера получены Агаповым А. и Кочетковым 19 января 1994 года.
20 января 1994 года Агапов А. и его брат Агапов В. погибли в результате пожара в квартире по ул. Плеханова.

В связи с тем, что Кочеткову было отказано в регистрации по месту жительства в квартире по ул. Плеханова со ссылкой на обращение Агапова А. с заявлением о приватизации этой квартиры, он обратился в суд с иском к Департаменту муниципального жилья о признании оформленного, но не полученного Агаповым А. при жизни договора о передаче квартиры в его собственность недействительным, договора обмена жилыми помещениями состоявшимся, а также с требованием обязать паспортную службу органов внутренних дел зарегистрировать его по месту жительства по ул. Плеханова.
Решением Перовского межмуниципального суда Восточного административного округа г. Москвы иск Кочеткова удовлетворен, после чего он прописался в упомянутую квартиру, а освободившаяся в квартире по Союзному пр. комната в дополнение к занимаемой комнате была предоставлена Давыдову с несовершеннолетним сыном.
Президиум Московского городского суда решение суда первой инстанции отменил в связи с неполным исследованием судом обстоятельств дела, а также в связи с тем, что жена Агапова В. -Агапова Т. в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери заявила в суде требования о признании ее наследницей Агапова А. после смерти мужа в порядке наследственной трансмиссии (в соответствии со ст. 1156 ГК РФ (ст. 548 ГК РСФСР)). Если наследник, призванный к наследованию по завещанию или по закону, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его наследникам по закону, а если все наследственное имущество было завещано - к его наследникам по завещанию (наследственная трансмиссия).
Агапова Т. просила признать за ней с дочерью право собственности на квартиру по ул . Плеханова недействительными: договор обмена жилыми помещениями между Агаповым А. и Кочетковым, ордер Давыдова на комнату в квартире по Союзному пр., а также выселить Кочеткова и Давыдова в ранее занимаемые жилые помещения. При этом она ссылалась на то, что после подачи Агаповым А. заявления о приватизации квартиры она перешла в собственность, но получить договор об этом при жизни Агапов А. не успел; этот договор был получен ею, Агаповой Т., 15 февраля 1994 года и в тот же день зарегистрирован в Департаменте муниципального жилья. Кроме того, при расследовании обстоятельств гибели братьев Агаповых было установлено, что ее муж умер в один день с Агаповым А., но на несколько часов позднее, в связи с чем, по ее мнению, к ней после смерти мужа перешло право наследования имущества Агапова А.
Новым решением Перовского межмуниципального суда Восточного административного округа г. Москвы (оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) иск Агаповой удовлетворен, а иск Кочеткова оставлен без удовлетворения.
По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ судебные постановления отменены как вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права. По делу вынесено новое решение об удовлетворении иска Кочеткова и об отказе в иске Агаповой Т.
Как видно из материалов дела, Агапов А. и его брат Агапов В. умерли в один день 20 января 1994 года в результате отравления окисью углерода во время пожара. Согласно заключению экспертов, достоверных данных о том, что смерть Агапова А. наступила раньше смерти Агапова В., получить не удалось. Вывод об этом может быть сделан только в предположительной форме, причем разница во времени между смертью Агапова А. и смертью Агапова В. не могла составлять часы, а исчислялась минутами.
В соответствии со ст. 528 ГК РСФСР (ст. 1114 ГК РФ) для определения времени открытия наследства имеет значение только день, а не часы и минуты смерти наследодателя. Поэтому в случае смерти лиц, имеющих право наследовать друг после друга, в один день они считаются умершими одновременно. Наследство открывается после смерти каждого из них.
С учетом этих норм наследственного права Агапова Т. и ее дочь не могут быть признаны насл едниками Агапова А. в порядке трансмиссии, поскольку для Агапова В. насл едство после смерти брата не открылось и, следовательно, право принятия этого наследства не могло перейти к его жене и дочери в порядке наследственной трансмиссии (извлечение из Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам", п. 6).
Также можно привести другой пример из судебной практики.
Зубкова Н. обратилась в суд с жалобой на действия нотариуса, отказавшего ей в совершении нот ариального действия. При этом она сослалась на то, что 26 октября 1996 г. в результате автотранспортного происшествия ее бывший муж, Зубков С., погиб, а их общий сын Андрей скончался в тот же день от полученных травм, не успев принять наследство после смерти отца, поэтому, по ее мнению, право на принятие причитающейся ему доли наследства перешло к ней (истице), однако нотариальная контора отказала в выдаче свидетельства о праве на наследство.
В связи с возникшим спором о праве гражданском Зубкова Н. предъявила иск к Зубковой Л., с которой погибший Зубков С. состоял в браке с 12 января 1996 г., о признании права собственности на двухкомнатную квартиру. Свои требования истица мотивировала тем, что после расторжения брака 5 апрел я 1994 г. с Зубковым С. она прод олжала проживать с ним единой семьей, по договору купли-продажи от 22 декабря 1994 г., оформленному на его имя, они совместно приобрели на общие средства указанную квартиру для своего сына, но ответчица претендует на эту квартиру, не входящую в состав наследственного имущества.

Решением Октябрьского районного суда г. Краснодара (оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда) иск удовлетворен частично.
Президиум Краснодарского краевого суда судебные решения изменил в определении долей истицы и ответчицы в праве собственности на квартиру.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене Постановления Президиума в связи с неправильным применением норм материального права и нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 5 ноября 1998 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как установил суд первой инстанции, двухкомнатная квартира была приобретена истицей по договоренности о совместной покупке с бывшим мужем, Зубковым С., указанным в договоре купли-продажи в качестве покупателя, за счет денежных средств каждого из них, а также вырученных от продажи принадлежащего им ранее земельного участка. Доли в праве общей собственности на совместно приобретенную квартиру суд определил равными, что соответствует правилам ч. 1 ст. 245 ГК РФ.
Вывод суда об обстоятельствах дела основан на доказательствах, надлежаще оцененных в решении, и обоснованно признан правильным судами кассационной и надзорной инстанций.
Изменяя решение суда первой инстанции и определение Судебной коллегии по гражданским делам, Президиум краевого суда сослался на такие факты. В автотранспортном происшествии Зубков С. погиб сразу, а его сын Андрей был жив в течение одного часа после смерти отца . Поскольку Зубков Андрей умер после открытия наследства, не успев его принять, то, как считал Президиум, право на принятие причитающейся ему доли наследства перешло в порядке ст. 548 ГК РСФСР (в порядке трансмиссии ст. 1156 ГК РФ) к его матери - Зубковой Н. По этому основанию доля Зубковой Н. была увеличена.
Вывод Президиума краевого суда противоречит законодательству. В соответствии со ст. 548 ГК РСФСР, если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок (ст. 546), право на принятие причитающейся ему доли наследства переходит к его наследникам.
При этом, согласно правилам ст. 191 ГК РФ, течение определенного ст. 546 ГК РСФСР срока для принятия наследства начинается на следующий день после наступления события, которым определено его начало.
В силу ст. 528 ГК РСФСР (ст. 1114 ГК РФ) временем открытия наследства признается день смерти наследодателя, а при объявлении его умершим - день, указанный в части третьей ст. 21 данного Кодекса (ч. 3 ст. 45 ГК РФ).
Таким образом, переход права на принятие наследства возможен только в случае смерти наследника, призванного к наследованию, после открытия наследства, каковым признается день смерти наследодателя, а не час, как ошибочно полагал Президиум краевого суда.
Зубков С. и его сын Андрей умерли в один день, наследство в силу упомянутых норм материального права открылось после каждого из них самостоятельно, течение срока для принятия наследства началось на следующий день после их смерти, поэтому независимо от часа смерти они не наследуют друг после друга и право на принятие наследства не могло перейти к Зубковой Н.
Кроме того, судом надзорной инстанции допущено и существенное нарушение норм процессуального права.
Зубкова Н. от первоначальной жалобы отказалась (отказ принят судом) и в исковом заявлении просила признать право собственности на квартиру со ссылкой на то, что она была куплена на общие с бывшим супругом средства, требований о признании права собственности на квартиру по основанию наследования никем не заявлялось. Президиум вышел за пределы заявленных требований и превысил свои полномочия, разрешив вопрос о праве на наследственное имущество.
В силу ст. 330 ГПК РСФСР неправильное применение или толкование норм материального права, существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда, являются основаниями к отмене судебных постановлений в надзорном порядке. При таких обстоятельствах постановление Президиума краевого суда подлежит отмене, а судебные решения первой и кассационной инстанций -оставлению без изменения (извлечение из Определения СК Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).

 

 

                       © 2009-2014 all-pravo.ru